Андрей Шабанов: «Я искрометно-циничный балагур»

Вы довольны тем, как стартовал и идет первый сезон вашего нового проекта стендап-шоу?

Конечно! Это лучший старт проекта в мире в этом году. Мы обогнали всех, даже Chevrolet Corvette 1962 года!

Если брать известных западных комиков, работающих в жанре стендапа (Карлин, Луи Си Кей), их успех состоит из харизмы и абсолютной неполиткорректности, отсутствия ограничений в темах для шуток. Каким должен быть украинский стендап-комик, чтобы на него «запала» аудитория?

Я использую термин «эстрадный стендап». Считаю, что до того, как начинать распихивать его по разным нишам, выражаясь языком маркетинга, он должен стать популярным у большинства, а когда это произойдет, тогда можно будет говорить, что вот этот шутит пошло об отношениях, а вот этот о политике, а вот этот о философии жизни. Это потом. А пока нам нужен «эстрадный стендап». Что бы ни говорили теоретики-буквоеды, наслушавшись покойного Карлина, никто из них еще не дорос до его уровня, кроме Жванецкого, а когда 22-летний парень читает стендап Карлин-стайл — это неинтересно. У него жизни не было. Такие, правда, потом говорят: «Что вы несете? Это не стендап! Вот Карлин — это стендап». Когда слышу такое, я просто скромно улыбаюсь. Поэтому утверждаю, что Украине сейчас нужен простой и понятный юмор, умеренно пошлый, а по возможности лучше вообще без пошлости.

Какая, по вашему мнению, самая смешная шутка на вашем стендап-шоу? О чем у вас никогда не будут шутить, есть ли табуированные темы?

Вы смеетесь? Пересказать шутку стендап-комика -это как, не знаю… напеть Шаляпина. Шутки стендап-комика — это не анекдоты, подача — неотъемлемая часть шутки, поэтому их надо слушать в оригинале. В телевизионной версии табу есть. В офлайне — нет. Например, в первом сезоне мы вообще не трогали политику, но это уже было наше решение.

Давайте вспомним молодость. Вы ведь были легендарной личностью в Одессе, когда в 90-х порвали шаблоны традиционного радиовещания своими разговорными эфирами. Как вы пришли к такому формату вещания, сразу ли его приняли слушатели, руководство?

Насчет легендарной — это вы загнули. К разговорному формату пришли эволюционным путем. Мы все-таки музыкальная станция изначально, но после 3 лет, проведенных в Америке, и поработав там на радио, я пришел к выводу, что эпоха музыкального вещания, возможно, на какой-то период, долгий или нет, но в прошлом. Когда в эфире столицы 32 музыкальные станции, надо чем-то отличаться. Мы это поняли, приняли решение говорить в эфире, хотели дать слушателям что-то помимо музыки, что могло бы нас объединять: общие переживания, темы, идеи, мысли. Так и запустился первый сезон «Вечернего шоу на «ПРОСТО РАДИ.О» в Киеве. Мы ввели в радиоязык термин: сезонность. До нас это было только на телевидении. Потом появилось «Утреннее шоу» (привет, Женя Галич и Влад Иваненко!), теперь «Дневное шоу». И в отличие от телевидения это все не форматные проекты, а личностные.

Вы космополит, могли бы жить и работать в любой точке мира или все-таки привязаны к определенным местам, городам, людям?

Мне всегда казалось, что я смогу жить и работать хоть на Марсе. Как показали последние годы, это было слишком самонадеяно. Где бы я ни находился, я очень скучаю по Одессе. Мне уже не 20, и с высокой вероятностью могу сказать, что это вряд ли изменится. Только с возрастом я начал чувствовать, что такое Родина. Не просто слова произносить, а именно чувствовать. Ни с чем не сравнимое ощущение.

Если бы вы случайно сегодня дозвонились в эфир одесского «ПРОСТО РАДИ.О» 90-х годов, что бы вы сказали себе? О чем бы предупредили, что посоветовали?

Я бы ни в коем случае не звонил самому себе. Ведь я очень хорошо себя знаю. Ох, если бы такое произошло, санитаров пришлось бы вызывать уже мне сегодняшнему, а не тому парню, который рассказал бы мне, что спустя годы я буду выпивать с главредом украинского

. Не стал бы себя пугать такими делами. И ничего не хотел бы менять, честно говоря. Последние 20 лет я прожил по некому сценарию, возможно, есть сценарий лучше, и, возможно, я бы подсказал самому себе, что сделать, чтобы прожить другую, более счастливую жизнь. Но я не знаю другой, я знаю только ту, которая у меня есть, и она мне нравится. Даже в те дни, когда все вообще не нравится. Или знаете? Если бы уж и случился этот звонок, то просто попросил бы поставить моего любимого Lenny Kravitz с песней Are You Gonna Go My Way!

Многие комики, Роуэн Аткинсон например, в жизни довольно тихие, скромные, если не сказать унылые, люди. В обычной жизни вы такой же искрометный балагур или мрачный социопат?

Да, да. Все именно так. Я искрометный балагур. Даже искрометно-циничный балагур. Могу пошутить о страшных вещах. Жутких даже. А что делать? Шутить про рыбалку и футбол — не мое.