Rolls-Royce и кое-что еще

Френк Тиманн директор по корпоративным связям Rolis-Royce Motor Car Ltd в Европе спрашивает у нашей группы: «Теперь вы понимаете, почему мы находимся здесь, в Гудвуде?» Мы дружно киваем. Неочевидная для престижного бренда производственная локация, пасторальная глубинка Западного Сассекса, пологие холмы, туманные поля и крошечные пряничные городки в пятидесяти милях от бурлящего Лондона раскрывают перед нами свою непростую изнанку. «Мы хотим показать нашим клиентам кое-что еще, помимо машин, — продолжает Франк. — В конце концов, Rolls-Royce продает не машины, а эмоции». Это, кстати, становится понятно еще у дверей святая святых империи Rolls-Royce-завод по производству «сухопутных яхт» снаружи выглядит мечтой геометра-перфекциониста — то ли креативный отель, то ли огромное дизайнерское бюро, то ли студия именитого кутюрье, где даже кронам деревьев придана строгая кубическая форма. Здесь, впрочем, как и внутри, нет ожидаемой заводской брутальности -лязгающих механизмов, клубов дыма, искр и вездесущих пятен мазута. Здесь даже нет как такового движущегося конвейера. Собранные на разных стадиях лимузины в течение 75 минут -таково время каждого этапа ручной сборки — находятся в работе у сборочных бригад. На сборку каждого Rolls-Royce отводится 450 часов, а после этого новый автомобиль в течение четырех дней (Phantom) или двух (Ghost) подвергается тщательной проверке на узких дорогах Сассекса. Лимузины в Гудвуде, как костюмы ручной работы, делаются под заказ, учитывая малейшие прихоти клиента. Вам никогда не назовут имен, но расскажут, например, об эксцентричной даме, заказавшей Ghost под цвет своей помады, или о чудаке, пожелавшем увековечить дерево из собственного сада, сделав из него деревянные панели приборной доски. А может, расскажут об одном почитателе Шотландии, заказавшем лимузин в цвет клетчатого шотландского килта. Или вспомнят о Phantom, покрашенном под шерсть любимого спаниеля другой клиентки. «Если нужно, мы можем сделать внутри розарий», — шутят на заводе. После таких изощрений парней в Гудвуде вряд ли удивишь «традиционными» дополнениями к базовой комплектации в виде вмонтированных хьюмидоров, кулеров для шампанского, золотых портсигаров и инкрустированной бриллиантами приборной панели. Вероятно, поэтому свою работу они называют drivable art, это действительно высокое искусство, только с мотором и четырьмя колесами. Впрочем, программа посещения завода для клиентов включает и более традиционные виды досуга, как, например, посещение музея современного искусства под открытым небом Cass Sculpture Foundation. Огромный парк с причудливыми инсталляциями словно создан для неспешных поездок на бесшумных -Phantom или Ghost. А скоротать вечерок можно в уютном семейном Park House Hotel, где останавливались Рейган и Питер Устинов. Здесь, кстати, подают чуть ли не единственное в Англии сухое красное вино местного производства. В общем, как говорят в Гудвуде, тут есть шикарные машины — и кое-что еще.