Лиам Нисон. «Я не суровый парень. но могу сделать злой взгляд»

До того как стать актером, вы одно время работали водителем погрузчика на пивоваренном заводе Guinness в Ирландии. Вы смогли бы быть счастливым на столь обычной и рутинной работе?

В 20 лет это была работа мечты. Раз в неделю нам бесплатно давали ящик пива. Я работал с хорошими людьми и достаточно зарабатывал. Сегодня из-за проблем со спиной я не смог бы таскать ящики. Да и с выпивкой завязал.

Вы уже тогда мечтали об актерской профессии?

Да, но мне не хватало уверенности в себе, чтобы действовать. Рой, мой коллега из пивоварни, поддержал меня тогда и убедил просто попытаться, ни на что не рассчитывая. За это я ему безмерно благодарен по сей день.

От водителя погрузчика до звезды Голливуда -при этом создается впечатление, что свой актерский успех вы считаете немного случайным, а известности как будто и вовсе не очень-то рады.

Это зависит от ситуации. В ресторанах для меня всегда сразу находится столик, даже если они забиты битком.

Это приятно. Когда меня узнают на улице, это мне уже неприятно, поскольку я совсем не хочу выделяться из толпы.

Но ведь актеры хотят, чтобы их любили и ими восхищались?

Хочется, чтобы тебя уважали за твою работу. Не нужно меня обожать, когда я ем суп в рестрране. Поэтому я редко ем в общественных местах…

Хотите сказать, что готовите сами? НИСОН Нет, я звоню в службу доставки. И через сорок минут перед моей дверью стоит маленький китаец с вкуснейшей курицей в кисло-сладком соусе.

А если он вас узнает?

То получит больше чаевых, иначе на следующий день в газетах напишут, что Лиам Нисон — скупердяй. Такое уже случалось.

А разве вы жадный?

Нет, но иногда в кармане действительно бывает недостаточно мелочи.

Вы один воспитываете двух сыновей. По-вашему, хорошо, что вы заказываете еду?

Мои сыновья — тинейджеры. Большего одолжения им сделать невозможно! Тогда им не нужно прерывать свои дурацкие видеоигры, и они продолжают спокойно отстреливать зомби. Ужасно.

Не хватает женщины в доме?

Конечно, бывают ситуации, когда женская интуиция и чувствительность были бы очень кстати. Однако мы хорошо справляемся и в чисто мужской компании.

Ваша жена Наташа Ричардсон погибла в результате несчастного случая на горнолыжном курорте в 2009 году. Как вам живется сейчас?

У меня все хорошо. Я научился с этим справляться, но забыть такое, наверное, невозможно.

Вы бы женились еще раз?

Сейчас я себе этого не представляю.

Вы сильно опекали детей после смерти их матери? Вообще, насколько вы близки с ними?

Мы хорошая команда. Я стараюсь при любой возможности проводить время со своими мальчишками. Наше общее хобби — рыбалка на искусственную приманку. На природе у нас действует полный запрет на мобильные телефоны. Вместо этого мы концентрируемся друг на друге, много беседуем и тем самым помогаем себе переработать трагические воспоминания прошлого. Если говорить именно об опеке, то мне всегда было важно по возможности избегать этого. На меня наложило сильный отпечаток воспитание моего отца. Он был очень патриархальный и хотел, чтобы я сам наступил на свои грабли. Конечно, не всегда легко оставаться спокойным и не реагировать, когда дети обжигают пальцы, но в итоге это лучшее воспитание из всех существующих. Свою роль отца я вижу прежде всего в том, чтобы дать детям нормальный дом, где их любят, ждут и всегда окажут поддержку. Но жить они должны отдельно.

Вы снимаетесь в одном фильме за другим, являетесь одним из самых востребованных актеров в Голливуде. Это помогает вам хотя бы ненадолго забыться?

Конечно. Актерство — великолепный способ оказаться в другом мире или стать другой личностью. Можно на некоторое время убежать от реальности. Я рад, что еще получаю так много интересных предложений. ген

В 62 года вы все еще довольно часто играете роли таких суровых и бесстрашных парней, как в вашем недавнем фильме «Прогулка среди могил», хотя в жизни производите впечатление достаточно мягкого человека. Почему бы вам не сыграть в романтической комедии?

Верно, я не суровый парень. Но при росте за метр девяносто я выгляжу довольно угрожающе, а сделать злой взгляд могу и по команде. Хотя и против комедий ничего не имею. Сыграл бы, но только если будет достойный сценарий. А то большинство романтических комедий сегодня тупые и вообще несмешные.

А что вы считаете смешным?

Я ирландец, а ирландцы славятся черным юмором. Вы бы посмотрели на меня, когда мы собираемся с моими друзьями из Ирландии. Смеемся до слез.

Неприличные анекдоты пожилых мужчин?

В том числе. {Смеется.}

А кто ваши лучшие друзья? Они тоже из актерской среды?

Это люди из разных областей. Одного из своих самых старых друзей я знаю с 8 лет. Он учитель на пенсии. Рэйф Файнс — один из моих лучших друзей. Ему даже удалось увлечь меня йогой. Боно, вокалист группы U2, с недавних пор тоже принадлежит к числу близких мне людей. Я восхищаюсь его стремлением изменить мир в лучшую сторону.

В настоящее время вы живете в Америке. Когда ваши дети вырастут и начнут жить самостоятельно, вы могли бы снова переехать в Ирландию?

Не думаю, что вернусь обратно. Экономика в упадке, в Белфасте дела идут в гору, но по всей стране появляются самые настоящие города-призраки, потому что люди вынуждены уезжать. Между тем в Америке я чувствую себя как дома и даже принял гражданство Соединенных Штатов. Хотя есть некоторые моменты, которые беспокоят меня с политической и моральной точек зрения. Вот, скажем, во многих своих фильмах я держу в руках оружие. В том числе и поэтому тема контроля за оружием меня очень волнует. На каждого из 300 миллионов жителей США приходится одна единица оружия. Это безумие. Каждую неделю в новостях можно услышать, что где-то сумасшедший устроил бойню в школе, кинотеатре или торговом центре. Однако американцы упорно настаивают на своем праве владеть оружием.

Вы склонны к долгим размышлениям? НИСОН Я задумываюсь над многими вещами. Что такое жизнь? Кто мы есть на самом деле? Как функционирует Вселенная? Существует ли Бог? Мне нравится глубоко вникать в основные философские понятия человеческого бытия.

А о смерти вы часто думаете?

Чем старше становлюсь, тем больше о ней думаю. Я чаще стал спрашивать себя, для чего я здесь и сколько мне еще осталось. Я очень просто определяю свою роль: я отец двух сыновей, я буду их оберегать и поддерживать до конца своих дней. Если я смогу воспитать их достойными людьми, значит, я внес свой вклад в то, чтобы сделать наше общество чуточку лучше.