Музыка. Noel Gallagher’s High Flying Birds Chasing Yesterday

Любимая история Ноэля Галлахера, которую он любит рассказывать журналистам и случайным собутыльникам, звучит так. В 2009 году группа Oasis отмечала в Лос-Анджелесе окончание работы над последним, как выяснится позже, альбомом Don’t Believe the Truth. В баре к уже не очень трезвому Ноэлю подскакивает человек и кричит:

— Вы знаете, я ваш большой поклонник! Я знаю наизусть все ваши песни! И когда мы решили основать свою группу, то ориентировались именно на Oasis!

— Постой, — отвечает Ноэль, — какую группу? Ты вообще кто?

— Я гитарист Maroon 5!

Тут с Галлахером случается истерика. «Слушай, чувак, — говорит он, давясь от хохота. — Ты чего, накурился, что ли? Ты хочешь сказать, что сраный Maroon 5 похож на Oasis? Ну ты даешь».

Гитарист, разумеется, обиженно уходит. Спустя несколько часов вечеринка продолжается в каком-то особняке. В какой-то момент Ноэль, который уже мало что соображал к тому моменту, идет в туалет и сталкивается там… да, именно с гитаристом Maroon 5. Галлахер в ярости хватает его за грудки и орет: «Ты охренел? Ты что, мать твою, преследуешь меня? Кто тебя вообще сюда пустил?»

Гитарист грустно на него смотрит и говорит: «Вообще-то это моя вилла».

Подобных историй за 16 лет существования у группы Oasis накопилось столько, что хватит на средних размеров книгу. Трудно найти человека в английском шоу-бизнесе, которого они забыли оскорбить. Самой известной жертвой стал, конечно, давний конкурент Дэймон Албарн из Blur, которому Ноэль пожелал «подцепить СПИД и сдохнуть». За эти слова, впрочем, Галлахер впоследствии публично извинился — кажется, первый и последний раз в истории. Понятное дело, такими веселыми ребятами просто невозможно не восхищаться. Но любим мы их не только за это.

Если вы жили в 90-е и не слушали Oasis, то, скорее всего, вы жили в 90-е позапрошлого века. Для этого поколения творчество манчестерских хулиганов стало едва ли не более важным, чем

The Beatles для шестидесятников. The Beatles были романтиками до мозга костей. К тому же они предельно серьезно относились к некоторым вещам — например, к борьбе за мир. Галлахерам на мир было наплевать, равно как и на все остальное. По духу они были ближе к Sex Pistols, не забывая при этом заимствовать контент у Леннона и компании. Лучше всех эту музыку описал кто-то из британских музыкантов: «Любая песня Oasis — это нечто среднее между любовной балладой и футбольной кричалкой». Вот почему их в одночасье стали слушать лондонские барышни из модных клубов и манчестерские гопники. Никто не мог упрекнуть Oasis ни в попсовости, ни в излишней жесткости — этот баланс Ноэль Галлахер всегда соблюдал филигранно. Поэтому даже песня Wonderwall — самая коммерчески успешная — в равной степени годится для выпускного танца и для того, чтобы погорланить ее пьяным в пабе.

Все у группы Oasis складывалось бы отлично, если бы не отношения внутри коллектива. Точнее, между вокалистом Лиамом и гитаристом (и по совместительству автором всех песен) Ноэлем. То, что братья друг друга недолюбливали, было известно всем. После распада Oasis вскрылись какие-то выдающиеся подробности этой неприязни. Выяснилось, например, что в последние годы Лиам и Ноэль летали на гастроли разными рейсами и жили в разных отелях.

Плюс ко всему Ноэль нанял телохранителя, чтобы обезопасить себя от выходок родственника. Однако это не помогло. Летом 2010 года перед концертом в Париже Лиам и Ноэль подрались за кулисами. Ноэль собрал чемоданы и улетел домой, пожелав группе удачи. Лиам на следующий день сделал заявление о том, что Oasis прекратил свое существование. Деньги за билеты можно получить в кассах.

Это, кстати, характеризует Галлахе-ров весьма хорошо. Распад группы произошел в середине мирового тура. Все билеты на все концерты были полностью проданы, и, надо думать, неустойку пришлось платить нешуточную. Люди прагматичные в такой ситуации докатали бы тур и только потом прикрыли лавочку. Но не таковы настоящие парни из рабочих районов Манчестера. Уж если они ненавидят, то только искренне.

После этого братья занялись собственными проектами. Лиам с остатками Oasis организовал группу Beady Eye, Ноэль же помпезно назвал свой новый коллектив Noel Gallagher’s High Flying Birds. Ни для кого не стало сюрпризом, что автор из Лиама получился не очень: дебютный альбом Beady Eye напоминал скорее репетицию школьного ансамбля. К выходу второй пластинки (которая получилась значительно лучше, несмотря на то что некоторые песни были уже даже не заимствованиями из The Beatles, а откровенной пародией на них) даже самому Лиаму стало ясно: люди ходят на его концерты, чтобы услышать песни Oasis. Галлахеру-младшему пришлось нарушить клятву, данную в многочисленных интервью, и включить в сет-лист несколько песен нанавистного братца. Это, однако, не помогло: не так давно было объявлено о распаде Beady Eye.

Ноэль тем временем чувствовал себя прекрасно. Ничто не мешало ему исполнять на концертах песни Oasis на правах их автора. Плюс получать авторские отчисления с Лиама. Да и альбом, как и следовало ожидать, у него получился куда лучше, чем у бедного родственника. В общем, ничего удивительного, что Лиам все чаще в интервью стал говорить о том, что не исключает воссоединения Oasis. Началась увлекательная игра в пинг-понг: Лиам говорит — Ноэль опровергает, и наоборот. Очередную точку поставил недавно Галлахер-старший: «Я не исключаю, что Oasis объединится и даст один концерт. Почему бы нет? Но если это случится, то только ради денег, и за очень большие деньги. Я не уверен, что Glastonbury располагает такими бюджетами».

Так что вряд ли, братцы, мы послушаем Oasis в старом добром составе. Будем пока слушать новый альбом Ноэля Галлахера, который, судя по доступным синглам, очень силен. Недавно, кстати, он заявил, что «первые 10 строчек в чартах — это одна и та же дерьмовая песня, исполненная разными голосами». Интересно, как он запоет, когда Chasing Yesterday неизбежно попадет на первую строчку британского хит-парада? Впрочем, он выкрутится — ему не впервой.