Слэш: «Я не хочу спасать мир. Это слишком большой стресс»

Самый харизматичный гитарист современности рассказывает об оргиях, которые неприятно сказались на его биографии, гениальном сексе с кардиостимулятором, кровавых ужастиках йотом, почему он выносил guns n’ roses только под наркотиками.

Вы покинули группу Guns N’ Roses 18 лет назад. Вас раздражает, когда вам снова и снова задают вопросы о ней?

Нет. Но для меня эта глава закрыта. Уже много лет. Тем более что в моем отношении к Экслу ничего не изменилось.

Вам стоило бы поговорить и все выяснить, прежде чем будете снова играть вместе?

Больше того. Ад должен замерзнуть, как поется у Eagles.

Так все плохо?

О-о-о! Вы даже не представляете. Хоть мне и предлагали огромные деньги, мне это не интересно. Потому что мы уже не такие, какими были в 80-х, — ненасытные, без тормозов. Я оставляю все это в прошлом. И будем честны: возможно, сейчас меня бы здесь не было, если бы тогда я не ушел.

Из-за наркотиков, которыми вы подстегивали творческий процесс?

В моем случае они скорее были средством спасения от ежедневного безумия в Guns N’ Roses. Чаще всего я был так сильно накачан, что о творчестве нечего было и думать.

Насколько креативен и амбициозен ваш третий сольный альбом World on Fire?

Здесь я не придумываю себя заново и не делаю ничего, чего от меня не ожидали бы. Но надеюсь, что я делаю это по-настоящему хорошо и людям это нравится. Единственное, не нужно воспринимать все слишком серьезно и также не нужно слишком глубоко интерпретировать название. World on Fire — это просто название песни, и я подумал: «О! Оно отлично подошло бы ко всему альбому».

Стало быть, никаких критических комментариев о мировой истории?

Ни в коем случае! У меня нет политических амбиций, и я не могу и не хочу спасать мир. Это был бы для меня слишком большой стресс.

Лучше писать гимны для стрип-клубов, вроде песни Dirty Girl?

О стрип-клубах я уже давно не думаю. Это связано также и с музыкой, которая играет сегодня в таких заведениях.

То есть раньше вы много думали о стрип-клубах, когда писали песни?

О да! В 80-х и 90-х в стрип-клубах еще царила горячая сексуальная атмосфера. Временами я там в буквальном смысле жил. Потому что, во-первых, у меня не было постоянного жилья, а во-вторых, рок-музыканту было совсем не трудно подцепить стриптизершу. Ты у нее ночуешь, утром принимаешь душ, опустошаешь ее холодильник и уходишь. Не говоря уже о том, что стрип-клубы были единственным местом в Лос-Анджелесе, где в 2 часа ночи можно было достать алкоголь.

А сейчас?

По большей части это дешево и отталкивающе. Глядя на девушек, понимаешь, что для них это такая же работа, как и любая другая. Исполнение не имеет никакой художественной ценности, а груди — это трясущийся силикон. О музыке я вообще не говорю — она ужасна. Поэтому я больше не пишу песен для стрип-клубов.

Какой стрип-клуб для вас самый лучший в мире на сегодня?

В Атланте есть парочка действительно хороших мест. Понятия не имею, почему именно там. В Magic City, например, к искусству стриптиза до сих пор относятся очень серьезно. Иначе все это довольно разочаровывающее зрелище. Если бы я играл так, как они танцуют, я бы давно обанкротился.

Притом что вы зарабатываете на жизнь еще и как кинопродюсер и директор собственной киностудии Slasher Films.

Этим я обязан своему другу-продюсеру, который сказал, что у меня есть все способности. Кроме того, я отлично разбираюсь в ужастиках. Прежде я никогда не был связан с киноиндустрией. Но видимо, у меня неплохо получается ставить дела на рельсы. Когда я имею все составляющие, чтобы сделать реально хороший фильм, тогда я иду до конца, пока он не будет снят. Так получился фильм «Ничего не бойся».

С которым критики явно не церемонились…

Серьезно? Я и не знал.

Он был номинирован на «Золотую малину».

Класс! По крайней мере это тоже своего рода признание. И определенно лучшее, чем посредственная оценка.

Ваш следующий проект -вестерн под названием Cut Throats Nine?

Это не совсем вестерн. Действие происходит в начале XX века на границе Канады и США. Фильм рассказывает о девяти убийцах и насильниках. Преотвратительные типы, которых удается схватить после долгой охоты. И теперь они должны предстать перед судом в Соединенных Штатах и должны быть повешены.

Вам досталась какая-нибудь роль в этом фильме?

Нет. Я не хочу быть актером. Ни за что! Я не пою и не собираюсь играть в кино. Я хочу всегда быть только самим собой, а не воплощать характер, не хочу изображать кого-то или что-то.

А разве Слэш в цилиндре и солнечных очках — это не роль?

Это и есть я. Это не придуманный образ, не униформа, не герой мультфильма, за которыми я прячусь, -я такой всегда, 24 часа в сутки. Поэтому меня не получится сфотографировать в деловом костюме или же в затрапезном прикиде и сандалиях, когда я утром выхожу за хлебом.

В следующем году вам исполнится 50 лет. Вас это пугает?

Нет, я радуюсь, потому что никогда не рассчитывал, что доживу до таких лет. Народ бился об заклад, что я не протяну и до 30. Я правда очень рад, что вышел на новый виток. Иначе я пропустил бы нечто значительное, а именно то, что с возрастом все становится немного лучше и легче. В том, что я хочу передать сейчас через игру на гитаре, больше чувств и опыта, чем раньше. Сейчас моя игра — это гораздо более захватывающее путешествие. И секс тоже стал лучше. В самом деле?

Спросите у моей жены! Сейчас мы получаем больше удовольствия в постели. С опытом все становится гармоничнее.

Зато похмелье с утра становится все тяжелее, не так ли?

Может быть. Но я уже много лет не притрагиваюсь к выпивке, поэтому не могу это проверить.

Как это — больше без виски или водки, вашего знаменитого «завтрака чемпионов»?

Те времена позади. У меня семья, которая перевернула мою жизнь. Много лет я не пью, больше не курю, не говоря уже о том, что у меня кардиостимулятор. Когда мне его поставили, врач сказал: «Если вы радикально не измените свои привычки, я даю вам от силы пару месяцев». Вот и все. Это привело меня в чувство.

При этом ваша биография -это сплошной секс, наркотики и рок-н-ролл. Как вы сейчас к этому относитесь?

Мне нечего стыдиться. Я люблю женщин, и мне нравится уходить от реальности. Только со временем я научился это лучше контролировать.

Вы уже задумывались, как все это объясните своим детям?

Хороший вопрос. Должен признаться, я немного боюсь этого момента. Их друзья могут рассказать им всякие истории про меня, или они прочитают мою биографию. Это будет жестко, так как я не хочу, чтобы дети считали меня сумасшедшим или, чего доброго, копировали меня. Я должен основательно подготовиться, чтобы реагировать правильно. К счастью, в книге все правда только наполовину. О некоторых фактах моей биографии люди ничего не знают.

Например?

Секс с абсолютно безбашенными фанатками. Таких уже нет. Понятия не имею, чем это объясняется. Возможно, дело во всех этих интернет-сайтах, на которых можно встретить людей со всевозможными сексуальными пристрастиями и осуществить свои фантазии. Но до 90-х единственной возможностью для многих женщин сделать это были рок-группы. Особенно в глубинке, где ничего не происходит. Когда туда приезжала группа вроде нашей, это был желанный повод выпустить пар.

А какой опыт вам запомнился больше всего?

Сумасшедшая комбинация мать — дочь, которая поджидала меня в Филадельфии. Это был полный абсурд, но в какой-то степени захватывающий. Больше мне сказать нечего.

Говорят, вы питаете страсть к немецкой эротике. Можно узнать, чем она отличается от американской?

Все просто: в Германии ты получаешь то, что было бы немыслимо в Америке. Например, секс с беременными женщинами или даже определенные истории садомазо. Немцы действительно толерантны. Я с удовольствием смотрю порно -даже вместе с женой. Почти с таким же удовольствием, как и кулинарные шоу! Хороший секс и вкусная еда помогают мне отключиться.

А вы наблюдали, как другие рок-звезды занимаются сексом?

О да, конечно. Я же побывал на достаточно многих вечеринках, где реально доходило до дела.

И кто же вас особенно впечатлил?

Ну уж точно не Эксл. Я бы сказал, Томми Ли. Нет, стойте, Metallica. Я однажды видел, как один их них занимался сексом с фанаткой. Она стояла перед ним на четвереньках, а он повторял одну и ту же фразу: «Прости меня, Господи! Прости меня, Господи!» Это было настоящее безумие.

Какой будет вечеринка в честь вашего 50-летия? Уже есть идеи?

Я подумаю об этом, когда придет время. Мне пока 49. И в свой день рождения вот уже пять лет подряд я нахожусь в турах, что имеет свои плюсы — в конце концов, можно спокойно выспаться.

Вам не бывает жаль себя из-за постоянных разъездов? СЛЭШ Считаю, нельзя об этом много думать и задавать себе слишком много вопросов. Легче от этого все равно не станет. Наоборот, это будет тебя только угнетать. Меня окружают люди, которые постоянно жалуются на свой возраст и физические последствия. По-моему, они помешались на том, чего быть не должно.

Ваш уход из Guns N’ Roses в 1996 году способствовал тому, что многие годы вы сотрудничали со звездами первой величины: от Майкла Джексона до Rolling Stones, от Рея Чарльза, Оззи Осборна и Aerosmith до

Рианны. Остался еще кто-то в вашем вишлисте — те, с кем вы хотели бы поработать?

Было бы неплохо сыграть с Джинджером Бейкером. Одно но: у меня нет и никогда не было никакого вишлиста. Я просто с удовольствием работаю с людьми, когда представляется такая возможность. А это чистое совпадение. Иногда раздается телефонный звонок, и кто-то говорит: «Хочешь принять участие в этом альбоме?»

Что бы вы сказали, если бы вам позвонила Майли Сайрус?

О Боже! Надеюсь, этого не произойдет. Я считаю ее навязчивой, а ее музыку — ужасной. Последний звонок такого толка был от Рианны, не самое приятное переживание. Поэтому у меня есть определенные условия — не хочу связываться с такими суперкоммерческими проектами. Потому, что речь в них идет не о.музыке, а о том, чтобы украсить себя большими именами и повысить свой авторитет. Это просто неправильно.

Кстати, о неправильном. Вам вообще мешает, когда зрители, вместо того чтобы наслаждаться самой музыкой и шоу, снимают выступления на мобильные телефоны?

Люди сами себя наказывают, потому что упускают чудесный момент. Надеюсь, что, когда они потом в тишине смотрят эти видео, им это что-то дает. Но боюсь, это превращается только в огромную кучу мусора, который они в какой-то момент просто удалят.